МАДУ

 

Глава 1.

 

   Подул свежий ветер. Травы на лугу благоухали. Холм, покрытый белыми головками одуванчиков, чувствовал себя облаком - спустившимся на землю. Он, затаив дыхание - слушал их прощальную мелодию, переходящую в молитву в преддверии своего последнего полета. Следующий порыв ветра был стремительным. Мощным махом, подняв в небо миллионы бесстрашных парашютистов отправлявшихся в неизведанное. Ну, вот и все, подумал холм – жизнь превыше всего. И все - таки это прекрасно кода небо соединяется с землей, и исчезают границы, рождая новое неразделенное сознание.

    Лювенад после очередного огня безумия, превратившего его мозг в подобие кристалла горного хрусталя, лежал на кровати, в мастерской, осознавая, что физическое тело угасает, и никакой возможности восстановить его не было. Живые клеточки превращались в хаотическую структуру никак не способную иметь связь с новым мозгом и сознанием – они были цельными. Никаких левых и правых полушарий. Просто как однородный кристалл принимает и преломляет свет, мозг принимает и впитывает информацию целиком, не дробя ее ни на какие единицы. Сразу все трехмерное пространство вокруг.

   Это было ощущение, превратившееся в зрение. Чувствуя, вижу – подумал Лювенад. В открытую форточку окна влетело маленькое облачко из одуванчиков и, ударившись о потолок, заполнило, словно снежинки всю мастерскую. Медленно кружась, в каком то загадочном ритме они вдруг исчезли, и появилась маленькая рубиновая точка, которая стала расти, и заполнила собою все пространство. Потом началось его вращение, напоминающее воронку воды, затягивающую с не мыслимой скоростью в некую прозрачную среду, которая становилась все гуще и гуще. Было ощущение покоя и еще чего - то, что Лювенад никогда не испытывал. Мгновенная остановка, и он уже сидел на пологой морской волне, но не из воды, а как бы упругого серебряного огня меняющего каждый миг свою форму, и все же форма окружающего пространства оставалась неизменной. В сознании зазвучали слова сутры написанной им недавно. “Я иду с красной реки домой и все же стою на месте – потому, что я всегда дома”.

    Напротив него на такой же волне сидели мужчина и женщина, а немножко поодаль дети – мальчик и девочка. Дети весело смеялись и радовались своей игре. У каждого из них была маленькая трубочка на подобии той как пускают мыльные пузыри. Дуя в нее по очереди, они заполняли пространство вокруг них дивными цветами и растениями, доселе никогда не виданными Лювенадом. Потом появились животные, такие смешные и добрые, что он сначала заулыбался, а потом захохотал - забыв обо всем на свете. Мужчина был похож на обыкновенного русского богатыря. С длинными до плеч вьющимися волосами, удивительно гармоничными чертами лица. Женщина была хрупкой и трепетной как чудо, которое иногда происходит, но стоит только усомниться, и оно исчезнет как сон в начале тумана желаний.

   - Вы кто такие будете? – спросил Лювенад.

   - Мы Маду. Ответил мужчина.

   - Дети живого пространства. Соединившие в себе все противоположности материи и духа. Пришли помочь сохранить твое физическое тело.

   - Твое сознание и мозг такой же, как у нас. Мы можем общаться, и видеть друг друга посредством чувственного зрения. Постижение жизни изнутри и снаружи слитые воедино образуют нечто третье.

Заполнив пространство между клеточками своего тела новым сознанием, ты останешься в нем, как бы родившись заново. Внешне пока все будет, как и прежде.

   - Но уважаемый Лювенад! Новорожденным детям, как и везде, требуется среда обитания, близкие люди и развитие в бесконечном постижении жизни. Так, что милости просим к нам в гости, когда придете в норму. Будем с вами - пробовать ходить!

    Мужчина взял девочку за руку, а женщина мальчика. Поклонившись ему, они повернулись и зашагали по неожиданно появившейся спиральной радужной дороге, поднимаясь все выше и выше.

.

Глава 2.

 

   Возвращение Лювенада было как пробуждение ото сна. Он открыл глаза. Мастерская, залитая солнечным светом, была заполнена ароматом еще неизведанной жизни. Поднявшись, как ни в чем не бывало, надел домашние тапочки и пошел умываться.

   - Что, за странный сон? Произнес вслух он, садясь за свой рабочий стол. Нужно было сделать пару набросков для новой картины. Рядом с чистыми листами бумаги лежала небольшая книга в переплете рубинового цвета, где большими буквами было написано – ЖИЗНЬ МАДУ.

   Положив карандаш, он взял ее и сел в кресло стоявшее рядом с еще теплой печкой. На первой странице было изображение мужчины и женщины, держащих маленьких, мальчика и девочку за руки, и идущих по поверхности безбрежного океана света. Внизу было написано:

   Привет Лювенаду ищущему ЕДИНСТВО, и не убоявшемуся самого себя!

   Жизнь величайшее искусство на свете, ее дыхание во всем.

   Твой холст бытия уже загрунтован в пространстве, палитра чувств готова.

   А сознание напишет образы нового мира.

   Перевернув лист, он стал читать дальше. Страницу открывал заголовок звучащий довольно странно.

ВЕРЖИНАУ.

   Планетарная и пространственная жизни, хотя и существуют вместе, совсем не похожи. У Маду нет государств, религий, науки и искусства, которые двигают земное общество на пути эволюции и прогресса.

   Планеты, которую мы бы назвали своим домом во вселенной, также не существует.

   В этом нет необходимости. Используя свойства, чувства и энергии живого пространства мы строим среду своего обитания в любой его точке, исходя из насущных потребностей. Уходя по тропинке развития в иные сферы, оставляем его в первозданном виде. Каждая планета – это внешнее отражение внутреннего состояния существ населяющих ее.

 

   - Какой вам видится Земля снаружи? Спросили у космонавта на пресс - конференции. Она удивительно красива, от нее веет теплом и жизнью, а космос холодный и мертвый. Умиротворяет только природа, но никак не деяния человеческие – ответил он.

   - Как видится Земля изнутри? Спросили у поэта. Слушайте, примерно так:

                                               Застыло время словно лед,

                                               И холодно душе.

                                               В природе пластиковый мед

                                               Вполне созрел уже.

                                               И виртуальный хлеб растет,

                                               Как тесто на дрожжах.

                                               И чай компьютерный уже

                                               Не вызывает страх.

                                               А пирожки с начинкой чипов,

                                               Все больше весело едят,

                                               Все под контролем, под контролем,

                                               Видеокамер – мертвый взгляд.

                                               И нано – тюрьмы для живого

                                               Готовы всем – и их не счесть.

                                               А, что ж душа? А, что такого?

                                               И для нее готова клеть:

                                               Под основание положим

                                               Религий сонм, учений свет,

                                               А прутья будут из науки,

                                               Прочнее прутьев в мире нет.

                                               Застыло время словно лед,

                                               И холодно душе,

                                               Пора в полет, пора в полет!

                                               Замерзли все уже!

 

   - Как вам видится Земля через призму творчества? Спросили художника.

   - Красота и гармония живет там, где не ступала нога человека. Преобразуя - разрушаю, разрушая – созидаю, дробя целое на части зубилом полярного сознания.

   - Хотя, если честно! Красота – это внутреннее ощущение единства бытия. Фиксированный образ внешней красоты создает красивое и безобразное. Творческая энергия сжимает время, превращая год в месяц, месяц в день, день в час, час в секунду, секунду в мгновение вечности!

 

   Продолжение следует

 

   САТАС